Блог о танго и культуре

Блог о танго и культуре

неділя, 24 лютого 2013 р.

Орасио Феррер: сущность танго (Часть 3).

Продолжение интервью Терренса Кларка с Орасио Феррером, 2008 год, Калифорния.
Начало в первой и второй частях на TangoCult.
Кроме того, что Орасио Феррер является первоклассным поэтом и значительной фигурой на музыкальной сцене, он знаменитый просветитель танго музыки и лирики. 

Терри: Ты проделал большую работу с Академией Танго. Мы бы хотели узнать что-то об истории Академии, как это началось, и какие были цели. 

Орасио: Я расскажу вам. В 1954, много лет назад, я был юн, и я основал Гвардию Нуэва (La Guardia Nueva) в Монтевидео. Собрались музыканты, и мы отлично работали вместе. Мы начали заниматься интеллектуальной работой в сфере истории и всего, что касается танго. Это была очень скромная группа, почти все имели университетское образование, были среди нас и артисты. Мы работали над изданием журналов, которые печатались с помощью… это называлось «мимеограф». Мы делали это с большим воодушевлением в Монтевидео, и в Буэнос-Айресе и в других городах. Мы очень гордились своей работой!

Гораздо позже, после получения гражданства Аргентины, и видя, что в Аргентине существуют национальные академии, я понял, что нужно основать Национальную Академию Танго. Я поговорил с Секретарем Культуры, а затем Президент вызвал меня, чтобы я вручил ему одну из моих книг и я сказал ему: «Чтобы вы сказали мистер Президент, если бы мы …?»

Он ответил: «Я тангеро, и я в восторге от этой идеи. Организуйте, и я поддержу вас.» И так, через шесть месяцев Академия была основана. Она существует уже много лет с того момента. Мы публикуемся, у нас есть свои академики, свои выставки, собственные диски. В разных частях мира у нас есть академии побратимы, которые не являются нашими филиалами, это независимые учреждения, но мы тесно сотрудничаем.



Думаю, мы смогли собрать людей, которые хорошо знают танго с разных сторон, а?, потому что танго можно рассматривать с научной точки зрения, с позиции демографических исследований, социологии, психологии, с точки зрения эстетики и артистизма.

С точки зрения философского подхода, с позиции музыки или хореографии. Существует множество способов изучения танго и его анализа. А у нас ведь есть титулованные академики, заслуженные, которые в тоже время личности творческие, так ведь? Плюс молодежь и поколение между ними, плюс постоянное накопление знаний, обмен этими знаниями, которые, я надеюсь, распространяются благодаря взаимодействию людей, через конференции, курсы и тп.

Т: А каково состояние современного танго в Буэнос-Айресе? К примеру, есть ли сейчас музыканты, которые пишут танго в наши дни?

О: Танго всегда было скорее… анти-официальным, да? И это не сильно изменилось в наши дни. Существует Оркестр Танго Буэнос-Айреса (Orquesta del Tango de Buenos Aires) и Национальный Оркестр Аргентинской Музыки (Orquesta Nacional de Música Argentina), они играют танго, и оба очень хороши. Есть, также, много новых оркестров, таких как Tangata Rea, Siglo XXX, это довольно молодые группы. И в Академии мы работаем с ними, за этим мы и существуем, чтобы сохранять различные стили. И поэтому у нас есть Академический Оркестр (Orchesta Académica).

И сейчас мы допускаем женщин в оркестры. Оркестры всегда состояли только из мужчин. А сейчас есть много женщин, которые играют в оркестрах Аргентины и по всему миру. И также, традиция европейского танго, которое всегда было очень жестким, можно сказать, менее эмоциональным, тоже развивается. Потому что маэстро из Рио де ла Плата (территория вокруг Буэнос-Айреса и Монтевидео) ездят в Голландию, Бельгию, Германию, Испанию, Канаду, и дают там уроки танца, музыки, учат как дирижировать, как играть на бандонеоне.

Язык танго был глубоко прочувствован, сейчас его начали тонко чувствовать. Вы знаете, молодой парень, который играет на бандонеоне в нашей презентации Марии де Буэнос-Айрес, он норвежец, который выучил испанский, чтобы иметь возможность говорить с тангерос, его настоящими учителями.

Т: У меня та же история. Несколько лет назад я учил испанский, чтобы уйти от жизненного кризиса, и мне нравилась лирика танго и музыка, потому что я думал, что смогу с ее помощью, лучше выучить испанский. Но один мой друг как-то сказал мне: «Ты не можешь изучать танго не танцуя. Не можешь.». И я , который не сделал в жизни ни одного танцевального шага, сказал ей: «Нет, я не могу танцевать. Я просто не могу.» Но после двух лет настойчивых уговоров, она убедила меня, и очень-очень нервничая, я пошел на урок танго. С Норой Динзельбахер (Nora Dinzelbacher). Я занимаюсь у нее по сей день.

О: Ну, для того, чтобы танцевать танго, ты должен слушать его, хорошо слушать музыку, слушать что говорит лирика, что говорит каждое конкретное танго, да? Мы могли бы долго говорить на эту тему.

Т: Я собираюсь посмотреть Марию де Буэнос-Айрес в эту субботу, и я бы хотел узнать как она была написана. Откуда взялась идея?

О: Она происходит из двух источников: первый, в 1965 я написал книгу под названием Романсеро Кандженге (Romancero Canyengue).

Т: Да, это поэзия.

О: Это поэзия. И это первая книга, первые стихотворения, которые к счастью оказались в этой книге, в которой я понял, что у меня есть свой голос. Предыдущие стихи можно было бы назвать ОК, но они были похожи на других писателей, как Омеро Манци, как Эспосито, как Ламадрид. Но в этой книге я нашел себя… свой голос в танго, и Пьяццолле так понравилось, что он сказал мне: «С этого момента ты работаешь со мной, потому что, то что ты делаешь словами, я делаю в музыке». Он пригласил меня для написания отрывка. Он сказал: «Нет, нет, не танго. Сделай большую работу. Я хочу сделать что-то такое как Вестсайдская история»,- говорил он. И я начал писать так, как он просил меня писать.

Т: Я представляю как билось твое сердце.

О: Ну, что ты говоришь. Да. Конечно! Но это означало, что мне нужно абстрагироваться от всего остального, и мне это понравилось. И, я начал писать в 1967 в августе или сентябре. А в декабре Пьяццолла приехал в Монтевидео и я прочитал ему то, что я написал… это была почти законченная вещь. И мы пошли в небольшой бар в Уругвае и на моем бандонеоне… я тоже играю на бандонеоне… он написал музыку. Мы закончили в Буэнос-Айресе, премьера состоялась 8 мая 1968. Это был прорыв. Петь должен был Рауль Лави, потому что он занимался «Человеком Ла-Манша» в Мексико Сити, но он не смог приехать. А теперь, в первый раз, спустя годы, он будет в этом туре с нами. Это фантастика, как считаешь?

И это была первая работа, которую мы делали вместе с Астором, которого я знал с 1948, когда мне было пятнадцать лет и я ходил на выступления его оркестра. Я был его другом и даже больше, когда я организовывал Гвардию Нуэва, которую он обожал. Он всегда приходил играть, общаться, чувствовать так, как молодежь, которых он любил.

Вот так и началась Мария де Буэнос-Айрес: Романсеро Кандженге и время, которое я провел с Пяццоллой.

Окончание в Части 4.



TangoCult пер. Ирина

Немає коментарів:

Дописати коментар